Психология старения и мудрости

7 октября - 11 ноября
19.00 - 21.00  (MSK)

Психология старения: некоторые аспекты теории и практики.

Консультирование и работа с людьми старшего и среднего возраста.

Ермолаева Ася

Психология старения: некоторые аспекты теории и практики или «100 процентов жизни в жизни».

Для психологов, специалистов помогающих профессий и всех, кто интересуется психологией старения.

Программа:

1 занятие

  • Мировоззренческие, философские основы работы с людьми старшего возраста.

  • Представления о старшем возрасте, о пожилом человеке в обществе, его роли для общества.

  • Дифиниция и периодизация.

  • Общее представление о психологических и социальных подходах и методах работы с людьми старшего возраста. Существующая практика работы (опыт ведущего).

 

2 занятие

  • Представления о пожилом возрасте и старости. Старение нормальное и патологическое.

  • Динамика развития и нарушение повседневной активности в процессе болезни Альцгеймера. Оценка автономии, ранняя диагностика болезни Альцгеймера, старческой деменции: методы и подходы.

  • Исходя из каких представлений работает психолог?

  • Каковы собственные представления психолога (специалиста помогающей профессии)? Как они влияют на работу с пожилыми людьми?

 

3 занятие

  • Старший возраст. Особенности работы.

  • Терапия ретроспективы жизни. Работа с пациентами с депрессивной симптоматикой. Психотерапия «возможно эффективная» с пожилыми людьми страдающими депрессией.

  • Обучение ре-интерпретации случившихся в прошлом, их причин и следствий.

4 занятие

  • Преклонный возраст. Особенности работы.

  • Стратегии работы в случае нарушения поведения  по причине нейродегенеративных заболеваний, альтернативные пути работы.

5 занятие

  • Обсуждение вопросов и контекстов участников группы (с опорой на случаи участников или их практику работы в целом).

  • Помогающее поведение, помощь помогающим близким.

  • Факторы риска для помогающих: выгорание, стресс, депрессия, чувство бессилия

  • Разбор нескольких клинических случаев.

 

6 занятие

  • Пояснения по темам и аспектам, которые возникли в ходе проведения курса (вопросы участников, соображения ведущего и пр).

  • Подведение итогов. Обратная связь.

Расписание:

 

8 сентября

15 сентября

22 сентября

29 сентября

6 октября

13 октября

(16 ак. часов)

 

Ермолаева 2.jpg
Участники получают сертификат АППТ о прохождении курса.
Стоимость:

  • 6800 рублей при предоплате 1500 рублей до 26.08.20 (доплата до 05.09.20)

  • 8200 рублей за курс с 26.08.20 до 05.09.20)

 

Записаться на курс:

Ваше сообщение успешно отправлено! Спасибо!

Услуги оказываются на основании договора Оферты.

При оплате участник курса получает электронный чек.

Отправляя заявки на курсы или письма, вы даете Согласие на обработку персональных данных.

+7 (926) 035-32-80

+7 (915) 166-90-11

Автор и ведущий курса:

Ася Ермолаева – клинический психолог, психотерапевт, закончила СПбГУ по специальности психология в 2008 году, высшую школу практической психологии в Риге, магистратуру в  Universite Grenoble Alpes по специальности клинический психолог. В 2013 году получила диплом магистра психологии в Université Pierre-Mendès-France – Grenoble по ранним дезадаптивным схемам (когнитивно-поведенческий подход).

Защита клинического стажа по геронтологии в 2019 году. 800 часов клинической работы с пожилыми и старыми людьми в университетском госпитале CHU (Clinique Hospitaliere Universitaire) в доме престарелых La Congrégation des Petites Sœurs des Pauvres (Маленькие сестры бедных).

Участники о курсе (2020 г.)

Каждый раз и с каждым разом все больше, приходя на наши вроде бы обучающие лекции "ППсихология старения", ловила себя на мысли, на чувствах того, что очень они мне и моей практике были необходимы. Ответы и инсайты о встречах и принятием собственного будущего, своим старением и темой смерти в работе с людьми старшего возраста. Ася не только глубокий, опытный, очень принимающий психотерапевт, ее рассказы погружали в атмосферу серьезного отношения к клиентам, к собственной работе, к значимости процесса, а не конечного результата/прогресса психотерапии с пожилыми людьми. Я, как специалист и человек, очень нуждалась в этом внешнем авторитетном свидетеле нетривиальности, интересности и даже престиже этой работы со старшим поколением. А опыт и ценности, рассказанные и транслируемые приглашенными высокопрофессиональными специалистами Изабель и Хлое, оказались целебными и полезными. Спасибо теплой и принимающей группе!

Евгения Журавлева

Тексты-размышления о старости, предваряющие совместные обсуждения участников и ведущего курса
(Дмитрий Рогозин, Урсула Ле Гуин, Лайфхакер, Ася Ермолаева) 
Дмитрий Рогозин, социолог  (РАНХиГС ИС ПАН)
из интервью о старости и пожилых людях
Рогозин1.png

На лекции вы говорили, что в российском обществе много стереотипов, мешающих адекватно относиться к пожилым людям. Какие заблуждения кажутся вам самыми опасными?

Считается, например, что с возрастом человек теряет способность к обучению и не хочет узнавать новое. Или что старики не могут самостоятельно принимать решения и не способны заботиться о себе. «Пенсия — это время отдыха» — еще один стереотип, потому что на деле пожилой человек, как правило, не мыслит себя без труда. Не принято думать, что у стариков есть секс и интимность — якобы они живут только духовным, но ведь духовный мир без интимности невозможен. Старик у нас будто бы вовсе лишен человеческого — это биологическое существо, в котором нужно просто поддерживать жизнь. И это жуткие представления.

Кого вообще социологи называют «стариками»? И кто в вашем представлении «долгожители»?

Есть простой ответ, и он, скажу сразу, неправильный, потому что привязан к датам и числам. Примерный возраст «старого» россиянина — 70−75 лет, что определяется несколькими факторами. Во-первых, к этому моменту снижается трудовая активность. Если 65-летний работающий мужчина-пенсионер никого не удивит, то 75-летний сотрудник — уже особый случай (чаще всего такие встречаются на госслужбе, где, кстати, недавно повысили пенсионный возраст, и в высшем образовании). Второй фактор — ухудшение здоровья. Третий — одиночество; как правило, к 70−75 годам у человека подрастают внуки, семья окончательно разъезжается и он остается один.

Долгожители — это те, у кого в близком окружении почти не осталось ровесников, и они общаются с людьми на 20 и больше лет младше себя. В России это обычно происходит примерно к 85 годам. Разумеется, все эти рамки условны и индивидуальны. Время наступления старости зачастую зависит даже не от здоровья, а от востребованности. Я общался с одной довольно крепкой 98-летней старушкой, и она рассказывает: «Моя задача — дотянуть хотя бы до 100, лучше — больше. Потому что я получаю пенсию 60 тысяч, а у дочки зарплата 15 и у внучки столько же. Мои мне говорят: живи, бабуль, мы без тебя пропадем». И вот она максимально мобилизована.

Можно ли сказать, что появление научного интереса к старости говорит об изменении отношения российского общества к старикам?

Я подхожу к вопросу прагматически: думаю, дело просто в том, что богатые люди постарели. Речь о тех, кто вошел в 1990-е 40-летним и сделал бизнес, в 2000-е подался во власть, а теперь чувствует, что со старостью надо что-то делать. Кто-то заказывает исследования, кто-то лоббирует вопрос на правительственном уровне: в феврале прошлого года, например, Медведев подписал план реализации «стратегии действий в интересах старшего поколения». Официальные документы никогда не становятся переломными моментами, но это знак: что-то меняется, раньше такого не было. В стратегии говорится о концепции активного долголетия, и активность здесь — не столько бег и фитнес, сколько возможность самостоятельного выбора траектории старения. Смысл в том, чтобы пожилой человек был не объектом опеки, а как можно дольше оставался субъектом принятия решений о своей жизни. Речь фактически идет об отмене идеологии недееспособности старости.

Еще вы говорили, что в англоязычной научной традиции используют термин aging studies, в то время как в России это «социология старости». Как вы думаете, это корректная формулировка? Не стигматизирует ли она исследуемую группу?

Мне кажется, «возрастные исследования» были бы неудачной калькой. «Возраст» — это размыто, из этого слова неясно, о какой группе речь. Вообще, общаясь со старыми людьми, я заметил, что жесткость им импонирует больше, чем напыщенная вежливость. С возрастом живость не выветривается, зато появляется свобода от рамок. Британский исследователь Джон Винсент сформулировал две противоположные по смыслу концепции: освобождение от возраста и освобождение возраста. Первая — это про «лучше жить долго, но умереть внезапно, не дожидаясь медленного угасания» и отрицание старости как темы для разговора и исследования. Эта перспектива симпатична, но в ней человек не успевает осмыслить жизнь, а тут как в литературе: если финал скомкан, все произведение насмарку. Освобождение возраста, наоборот, подразумевает, что человек полностью принимает старость и дает ей свершиться со всеми вытекающими. И одна из базовых характеристик старости — желание думать и говорить о предстоящей смерти.

Какие особенности у российской старости? Вы наверняка знакомились с исследованиями зарубежных коллег — где лучше всего стареть?

К сожалению, я мало знаю про восточные страны, но напрашивается предположение, что старики там более востребованы из-за заложенного в культуре почтения к старшим. Хотя это надо проверять. Я думаю, рассуждать о счастливой старости нужно с точки зрения социальной инфраструктуры. Счастливы те, кто может быть не только дома; если человек появляется на людях, у него есть стимул следить за собой — мыться, хорошо выглядеть, покупать себе вещи. В России постоянно говорят про доступную среду, на это тратят кучу денег, но стариков в общественных местах больше не становится, и это трагедия.

Различия в жизни пожилых людей существуют и в пределах нашей страны. В миллионниках ситуация лучше, а тяжелее всего живется в городах с населением 100−500 тысяч жителей. У людей в сельской местности, может, и мало общения, зато они все время в движении: нужно держать в порядке участок земли. А вот кавказское долголетие — не более чем миф. В горах плохая инфраструктура и мало больниц, поэтому 70-летний там — уже старик. И те, кто говорит, что ему 90 или 100, часто лукавят, чтобы получать больше льгот и пособий.

Основная проблема российской старости в том, что эти люди для общества невидимы. В социологии есть понятие invisible jobs, обозначающее маргинализированные профессии, а здесь — invisible lives. Старики — значит, «бедные», «убогие» и, в лучшем случае, «их надо защищать». Но сейчас мы живем на сломе этого отношения.

Создается впечатление, что старики для вас безусловно мудры, всегда правы, и молодые люди должны безоговорочно перенимать их опыт. Но ведь изменилось время и существуют явные исторически обусловленные поколенческие различия. Вы приводили пример с ручным трудом — для стариков он крайне важен, но очевидно, что сейчас интеллектуальная работа считается более престижной.

Моя позиция, если говорить языком публицистики, и гипотеза, если говорить научным языком, в том, что мы не настолько разные, как нам кажется. Приведу пример. В конце 1980-х во всех западных журналах по управлению писали, что мир беспрецедентно ускоряется и нам надо бежать за ним, быть гибкими, меняться. Оглядываясь назад, мы понимаем, что ничего революционного в 1980-х не было и любая эпоха субъективно изнутри воспринимается как эпоха перемен. Старики нужны нам потому, что позволяют видеть на большую перспективу, а чем глубже знаешь прошлое, тем дальше можешь заглянуть в будущее. Да, изменилась структура коммуникации, появились интернет и гаджеты, но фундаментальные вещи менее гибки. Например семья. Даже радикальные концепции вроде квир-теории и полиамории подразумевают, что в центре стоит пара. Ревность — это не социальный конструкт, она обусловлена физиологией, и если смотреть на человека как на биологический вид, не очень-то он эволюционировал за 100 лет. Что касается ручного труда — мир развивается циклично, и сейчас в некоторых отраслях мы по-прежнему стоим на стадии перехода от мануфактуры к условному фабричному производству — коды для многих программ, например, по-прежнему приходится прописывать вручную.

Еще по вашим публикациям кажется, что вы генерализируете стариков как создания безусловно добрые, глубокие и располагающие. При этом, кажется, одиночество в старости не всегда свидетельствует о бессердечности детей и внуков — часто это логичный итог того, как человек выстраивал отношения с близкими на протяжении жизни.

Ваша аргументация типична, я постоянно ее встречаю. Но один из элементов старости — это отказ от различения мира на добро и зло. «Не нам судить» — это базовая христианская ценность, которую знают все пожилые. И я думаю, мы должны поучиться у них отказу от оценок. Все — за редкими исключениями — можно простить или принять как данность, и тогда, даже если старик кажется вам абсолютно несносным, вы заметите краски в его судьбе, которые дадут возможность говорить о нем с восхищением. Мы сейчас выходим в область этических норм, и это закономерно. Я начал лекцию с того, что оговорился: пока мы не занимаемся исследованием, мы на подступах к нему. У меня нет объяснительных моделей и гипотез — чтобы они появились, нужно расчистить поляну, определиться с этическими маркерами. Мы не призываем бежать общаться со своими стариками, хотя это было бы здорово, наша задача — усомниться в собственной правоте, посмотреть на ситуацию рационально и понять, почему мы там, где мы есть. Но если вас заинтересовала тема, дайте себе задание: продержаться со своим стариком 30 минут. Хотя бы 30 — потому что с родными всегда сложно.

Общий план беседы — это главные события жизни. Подготовьтесь к разговору: найдите дома документы, разметьте вехи — рождение, окончание школы, грамота за трудовые заслуги, брак. Начните с разговора о родителях. Дальше есть хитрости по дополнительному маркированию: «бабушка, когда ты была счастлива? а когда ты больше всего плакала?». Поставьте себе цель создать полную биографию. Конечно, я рассуждаю с профессиональной точки зрения — своим обычно рассказывают меньше, чем посторонним, мой отец другому интервьюеру тоже выдал вещи, о которых я никогда не знал. В этом плане у меня с близкими те же проблемы, что и у всех.

Источник: https://inde.io